• pic1
  • pic2
  • pic3
  • pic3
  • pic3
  • pic3
  • pic3
  • pic3
  • pic3
  • pic3
  • pic3
  • pic3
  • pic3
О нас
События и новости нашего региона
Наши мероприятия
y_eab4cca8

Поиск по сайту:

Андрей Ефимыч

На сцене почти нет декораций. Скудная, аскетическая обстановка. Две железных кровати с пружинками, два старых табурета, простыни. Всё. Типичная больничная палата.

Гаснет свет. Далекий шум дождя  - будто ливень начался, едва мы зашли в зал. В темноте вырисовывается силуэт с саксофоном. Звуки музыки сливаются с шумом дождя.

Начинается действо. Моноспектакль «Андрей Ефимыч» по мотивам повести «Палата № 6» А. Чехова исполняет Артём Савинов. И скажу честно, большего мастера перевоплощений я еще не встречала. Ему прекрасно удалось изобразить и робкого Андрея Ефимыча, и озлобленного Ивана Дмитриевича, и заискивающего дурачка Моисейку, и тупого Николу, и вкрадчивого доктора Хоботова. Перевоплощение происходило полностью: менялись мимика, жесты, манера ходить, разговаривать. Так, во время диалога Андрея Ефимыча с Иваном Дмитриевичем актёр то запахивался в халат, то надевал очки -  и с помощью таких нехитрых приемов создавал полнейшее ощущение полноценного диалога.

Обычно моноспектакль кажется некой формой монолога актера со зрителями, но здесь все было не так. Артём Савинов действительно изображал каждого из своих героев, причем у меня все время вырисовывался образ шизофреника, в котором уживаются несколько личностей - настолько полным казалось перевоплощение.

Сама атмосфера спектакля нервическая, неровная. Это проявляется и в музыке - то актер играет на саксофоне детские песни, то «Оду к радости» Бетховена. Что особенно порадовало, так это великолепно продекламированный чеховский текст. Конечно же, многое из повести было выпущено из-за формы моноспектакля, но потеря деталей сюжета не отразилась на главной идее. Скорее, наоборот, помогла четче расставить акценты.

Главной темой спектакля было сумасшествие. Даже не столько само сумасшествие, сколько вопрос, где проходит грань между подлинным безумием и отчаянием.  По большому счету, никого из героев нельзя в полной мере назвать безумцем и нельзя назвать нормальным.  Все они в чем-то кажутся неправильными, изломанными.  Сумасшествие проявляется по-разному: то в нервном голосе, то в резких переходах от одной личности к другой, а то и кривлянием на неведомую публику. Самым безумным выглядит еврей Моисейка - с его шуточными выкрутасами для невидимых зрителей. Зрелище это обычно сопровождается закадровым хохотом - как будто он дает представление для какого-нибудь американского ток-шоу. Вообще, Моисейка один из высвеченных второстепенных  персонажей повести, очень удачно вписавшийся в настроение спектакля. Для меня такая актуализация этого образа стала настоящей находкой пьесы. А что стоил его «концерт для шляпы с оркестром» в конце спектакля!

Безумие подчеркивалось выступлением тени (Олеси Кеба). Когда герой начинал сходить с ума, появлялась некая черная тень с печальным, сострадающим выражением лица. Вначале она тихонько сидела на кровати или стояла в уголке, но чем больше захватывал персонажа полет безумия, тем смелее становились действия тени. Она танцевала, крутилась волчком по сцене, то сжималась, то раскручивалась, как пружина, и герой повторял за ней её танец (впрочем, это еще вопрос, кто за кем повторял!). Подобная деталь спектакля особо подчеркивала моменты перехода из нормального состояния в подлинное безумие.

Игра с пространством велась постоянно. Кровати двигались, листы то читались, то рвались, то будто подписывались. Шляпа могла изображать и собеседника, и мешок для подаяний. Подобное множество значений носили все предметы. Так, когда Андрея Ефимыча признают безумным, он стоит на пружинном матрасе кровати, и едва не падает - удачно обыгранная метафора «шаткого положения».

Когда же Андрея Ефимыча сажают в палату № 6, перевернутая кровать становится решеткой, а сам Андрей Ефимыч  настоящим узником. Чего стоит санитар (а по сути настоящий тюремщик) Никола! Момент прозрения несчастного врача ужасен. Кажется, что не столько болезнь подкосила его, сколько осознание мерзости и пошлости творившегося у него под носом. «Не то чтобы не видел, а не хотел видеть» - печально говорит актер, переворачивая кровать. Теперь она напоминает гроб, который несет рассказчик и его печальная тень.

Свет гаснет. Шум дождя. Урок практической психологии окончен.

Алёна Агафонова

О других спектаклях и событиях "Недели экспериментального театра" вы можете прочитать здесь

©При использовании материалов этой статьи электронная ссылка на http://ligamol55.ru/  обязательна

©При использовании материалов этой статьи электронная ссылка на http://ligamol55.ru/  обязательна
О нас
События и новости нашего региона
Наши мероприятия
© 2008-2016 Лига Молодёжи
Изготовление сайта - megagroup.ru